10 июл. 2012 г.

Младенца, украденного из многодетной семьи, директор донецкого фонда продала за 3000 долларов


Как мы сообщали ранее, в Донецке арестована директор благотворительного фонда, которую подозревают в продаже трехмесячного младенца из многодетной семьи г. Украинска. Мать, которой, к счастью, вернули ее родную дочку живой и здоровой, стала жертвой 38-летней мошенницы.
«Придет комиссия, а у тебя в квартире ремонт.
Посмотрят, что условий нет, и отберут всех детей!»
— Посмотрите, у меня все дети здоровые и Каринка нормально набирает вес — вчера взвешивали, было четыре килограмма 800 граммов, — все еще оправдывается 31-летняя жительница города Украинска Светлана Вовченко, мама четверых детей. — Когда та женщина предложила поместить Каринку в больницу на обследование, из-за того что дочка якобы медленно прибавляет в весе, я сначала не согласилась. Говорю ей: «Разве 600 граммов за месяц это мало?» Она отвечает: «Доктор сказал, что мало». Я еще удивилась: только вчера муж носил Карину на осмотр к педиатру и, вернувшись, не сообщил, что доктор делала замечания по поводу состояния здоровья или веса Каринки. Но Елена Викторовна продолжала настаивать…
Своей будущей жертве женщина, назвавшаяся Еленой Викторовной, представилась работницей социальной службы Донецкого филиала благотворительного фонда (с головным офисом в Киеве), который курирует многодетные семьи. При этом заверила Светлану, что ее «прислал горисполком». Мошенница явно не наугад выбрала эту семью и момент своего появления. Светлана Вовченко действительно ожидала работников собеса, которые должны были посетить семью перед выплатой единовременного пособия, полагающегося при рождении ребенка. Многодетной матери недавно выделили трехкомнатную квартиру из вторичного жилфонда в городе Украинске. Супруги стали готовить к ремонту длительно пустовавшее жилье. Но ремонт в семье, где четверо детей мал мала меньше, разумеется, продвигался медленно. И этот момент мошенница тоже использовала.
 — Первый раз Елена Викторовна пришла, когда я остался с детьми один, а жена побежала по делам к своей матери, — рассказывает отец девочки Виталий Кормилин. — Елена Викторовна попросила меня позвонить жене по мобильному телефону. Я набрал, передал трубку Свете, и соцработница строгим голосом приказала ей: «Завтра я к вам зайду, чтобы вы были дома!»
На следующий день важная дама, сурово оглядывая жилье многодетной семьи, изображала обеспокоенность условиями проживания детей и делала замечания матери: «Не успеешь ты с ремонтом. Придет комиссия, а у тебя в квартире беспорядок, посмотрят, что условий нет, и отберут всех детей!» Затем «чиновница» предложила Светлане выход: «Давай положим малышку в больницу на пару недель, чтобы ты успела управиться с ремонтом».
 — Я сначала не соглашалась: зачем Карине в больницу, если она здорова? — вспоминает Светлана Вовченко. — Тогда гостья опять стала говорить, якобы наш педиатр сказала ей, что дочка недобирает в весе и ее надо обследовать в больнице. Помимо этого, Елена Викторовна огорошила меня еще и тем, что 15 наших соседей написали на меня жалобу, будто я не смотрю за детьми.
 — Откуда столько соседей? — смеется соседка Светланы тетя Нина. — У нас-то и квартир в доме столько не будет. Я знаю Свету с детства, она нормальная женщина, неплохая мать. Дети одеты, накормлены, дружные…
Настойчивая визитерша все-таки убедила мать, что делать ремонт в квартире, где есть грудной ребенок, невозможно. На следующий день она усадила Светлану с малышкой на такси и повезла в Донецк. На память о своем визите «соцработница» оставила пятилетней Насте игрушечного оленя, пообещав, что в дальнейшем их фонд окажет семье материальную помощь на обустройство жилья.
 — У меня еще тогда мелькнула мысль: «Не украдет ли эта женщина нашего ребенка?» — вспоминает отец маленькой Карины Виталий. — Так все и вышло!
Как рассказала мать малышки, Елена Викторовна всю дорогу ее успокаивала: «Наш благотворительный фонд навещает деток в больнице, следит за тем, чтобы они там были накормлены. А родители в это время решают свои проблемы».
Как только автомобиль остановился перед одним из больничных корпусов, благодетельница взяла ребенка на руки и вызвала для Светланы такси домой. «Ты здесь не нужна»,- заявила она, уверяя, что сама оформит девочку в стационар, а завтра заедет за медицинской картой ребенка и копиями документов. Зачем-то ей требовались ксерокопии паспорта и налогового кода Светланы. Мать подчинилась и на следующий день передала все, что требовала Елена Викторовна.
«Я в горисполком: «Где мой ребенок?!» А там только удивленно на меня посмотрели…»
Каждый день Светлана звонила Елене Викторовне, интересуясь состоянием малышки. Та отвечала, что все хорошо, девочку обследуют. А матери советовала заниматься ремонтом. Но когда Света спросила, когда ей можно навестить дочку, Елена Викторовна заявила, что без ее разрешения мать к ребенку не пустят. «Так скажите врачам, что вы разрешили», — попросила доверчивая мама. «Нужно мое письменное согласие», — отрезала чиновница, сказав, что сейчас на оформление такого документа у нее нет времени. В переговорах прошло две недели — чиновница постоянно прерывала разговор, говоря, что ей нужно бежать на совещание. Затем вообще перестала отвечать на звонки.
Обеспокоенная мать решила все-таки проведать своего ребенка. Но ни в детском отделении, ни в других корпусах больничного городка Карины не оказалось. В приемном покое и в приемной главврача матери ответили, что такой ребенок к ним в больницу не поступал.
 — Вернувшись в Украинск, я помчалась в горисполком: «Где мой ребенок?! Вы же ко мне прислали Елену Викторовну из социальной службы», — вспоминает Светлана. — А там на меня только удивленно посмотрели и сказали, что никого к нам не посылали. Тогда мы с мужем побежали в милицию.
— Заявление от жительницы Украинска поступило к нам в 12 часов дня, а вечером того же дня мы уже забрали ребенка из семьи, в которой он находился, и поместили в детскую областную больницу, — рассказывает первый заместитель начальника — начальник криминальной милиции Селидовского городского отдела милиции Алексей Борковец (на фото). — Учитывая, что больше двух недель о судьбе трехмесячного ребенка ничего не было известно, мы сразу же поставили в известность и уголовный розыск Главного управления милиции области, и криминальную милицию по делам детей, и управление по борьбе с торговлей людьми и киберпреступностью (сотрудникам последнего затем и была передана подозреваемая в похищении и продаже ребенка. — Авт.). Слава Богу, малышка была жива и здорова. Кстати, из больницы девочку сразу же отдали родной матери — никаких заболеваний и отклонений в развитии у девочки врачи не обнаружили.
За несколько часов милиция не только установила личность Елены Викторовны, но и успела допросить ее, выяснив, куда она дела ребенка. Женщину вызвали в милицию под другим предлогом и два часа беседовали с ней, пытаясь вывести на чистую воду. Сначала женщина, оказавшаяся директором благотворительного фонда, который она зарегистрировала пару лет назад, все отрицала. Говорила, что это другая соцработница попросила у нее сведения о многодетной семье Вовченко, которой фонд Елены Викторовны оказывал благотворительную помощь. А уж что за этим последовало, она, мол, не в курсе. Однако Светлана утверждает, что соцработник и всемогущая благотворительница — одно и то же лицо. Именно эта женщина увезла Карину в больницу.
В конце концов, правоохранители убедили подозреваемую честно рассказать, где находится малышка, и вместе с ней отправились в Донецк к бездетной паре, которой мошенница продала ребенка за три тысячи долларов. Супруги были уверены, что женщина официально помогает им усыновить ребенка.
«Супруги, которым был продан ребенок, успели привязаться к малышке.
Купили кроватку, коляску, игрушки»
Как рассказали сотрудники милиции, участвовавшие в поиске девочки, по мере приближения к дому супругов, которым директор благотворительного фонда передала чужого ребенка, подозреваемая все больше волновалась — наверное, понимала, что попалась.
А бездетная пара, которой был передан ребенок, напротив, наслаждалась семейным счастьем. Люди, несведущие в тонкостях законодательства, были уверены, что получили долгожданное дитя на законных основаниях. Супруги, граждане одной из бывших союзных республик, которые живут и работают в Донецке, думали, что посредница, предоставляющая услуги по поиску суррогатных матерей и усыновлению детей, вот-вот передаст им все документы об удочерении малышки. Бездетная пара в течение нескольких месяцев давала посреднице немалые суммы, которые якобы требовались на поддержание здоровья суррогатной матери и на решение вопросов с усыновлением в официальных инстанциях.
 — Для семьи, которой был продан ребенок, наш визит стал шоком. Они успели привязаться к малышке, всего для нее накупили — кроватку, коляску, игрушки, — вспоминает майор Борковец. — Обманутые супруги были уверены, что родной матери эта девочка не нужна — мол, нищая многодетная мать будет только рада, что ее ребенок попадет в хорошие руки. Похоже, в этом директор благотворительного фонда убедила и своего адвоката.
 — Моя подзащитная все делала на законных основаниях, по согласию той семьи, где родился этот ребенок, — уверен защитник подозреваемой. — Она обратилась в службу по делам детей, где ей сказали, что есть семья, которая не уделяет внимания своим детям, и у них есть новорожденный. По согласию той многодетной семьи клиенты моей подзащитной должны были оформить опеку над этим новорожденным.
Начальник службы по делам детей Донецкой областной государственной администрации Вера Сагайдак опровергла такую информацию, заявив, что семья Вовченко никогда не состояла на учете как неблагополучная, так что вопрос об изъятии у Светланы детей не поднимался. В местной службе по делам детей также сообщили, что к ним с предложением установить опеку над детьми живой и здоровой матери, не лишенной родительских прав, никто не обращался. А вопросы об усыновлении решаются исключительно в судебном порядке, напомнили в службе.
Впрочем, в Украинске найти нужные сведения о многодетных семьях директору благотворительного фонда не составляет большого труда. Ведь нет никакого криминала в том, что человек интересуется многодетными семьями, где есть малыши, которым нужна помощь. Как оказалось, в местном горсовете хорошо знают женщину-благодетельницу — несколько лет назад она сама работала в этом учреждении, а зарегистрировав свой благотворительный фонд, планировала арендовать в горсовете помещение под офис. Она даже рассказывала, что мечтает создать детский оздоровительный центр.
 — Когда мама приехала из больницы без Каринки и сказала, что не может ее забрать из-за высокой температуры, я заплакал, — говорит старший сын Светланы восьмилетний Дима. — Испугался, что ей одной будет плохо в больнице.
 — А я как испугалась! Думала, вообще уже не увижу доченьку! — плачет Светлана. — Не могла я, конечно, тогда сказать ребенку правду.
 — Димка — прирожденный нянь, — улыбается соседка тетя Нина, на глазах которой выросли все дети Светланы и Виталия.
За продажу ребенка подозреваемой грозит до 15 лет лишения свободы. У арестованной есть двое своих детей: один уже взрослый, другому всего четыре года.

Комментариев нет:

Отправить комментарий