12 февр. 2013 г.

Река Солёная стала жертвой экологического бедствия и преступной халатности


Беда случилась из-за выброса шахтных вод, утверждает житель Селидово Григорий Давыденко, который обратился с просьбой разобраться в ситуации.



Рыба просилась на берег…
Мужчина с болью рассказывает, как маленькие и большие рыбёшки буквально выскакивали на берег, пытаясь спастись от разъедавшей жабры «химии». Следы странного вещества и сейчас можно увидеть на камнях, между которыми застряли остатки местных обитателей. Григорий Иванович говорит, что своими руками пускал в этот водоём рыбу. Как и многие другие энтузиасты, в течение трёх лет привозившие мальков отовсюду, он надеялся, что в скором времени река станет прекрасным местом для досуга. Щука, карась, линь, раки, даже черепахи и жабы - всё это погибло в результате «хозяйственной деятельности человека».
Пенсионер заходит в воду, чтобы показать весь масштаб бедствия. На вопрос корреспондента, а не боится ли он так рисковать здоровьем, мужчина усмехается: «Да я двадцать пять лет проработал на шахте, мне опасаться нечего. вот вас, молодых, жаль. Вам здесь ещё жить и жить». В воде его руки моментально покрываются всё той же ржавчиной, а сам он достаёт рыбу и бросает её на берег. Жабры малька буквально забиты этим налетом. Когда немного потеплеет и вода нагреется, можно только представить, какой смрад будет стоять над водой, ведь это - тонны рыбы и других обитателей реки.
Проблема на поверку оказывается гораздо глубже, чем  локальный мор рыбы, и превращается в экологическое бедствие, ведь река Солёная впадает в Волчью, а та через Самару - в Днепр. А ещё есть грунтовые воды, в которые также могут попасть опасные вещества, и тогда катастрофа неизбежна. На логичный вопрос: «Кто же виноват?» читатель дает однозначный ответ: «Шахта им. Коротченко начала сбрасывать воду». Почему он так считает? «Когда шахта не откачивала воду и не сливала её в реку из-за аварии, то речка в прямом смысле ожила, а теперь всё оказалось в плачевном виде», - считает Григорий Иванович, сам бывший работник этой шахты.

Шахта им. Коротченко: обращайтесь к «соседям»
Корреспондент направилась на предприятие угольной промышленности, которое однажды уже было в центре внимания общественности. Напомним, в 2009 году здесь вышли из строя все насосы на центральном водоотливе, поэтому шахта им. Коротченко, не добывавшая уголь уже четыре года, угрожала затопить весь город своими водами через устье реки. Однако в сентябре прошлого года один насос всё же запустили.
Главный инженер шахты Василий Давыдов уверен, что к сбросу вредоносных вод предприятие не причастно. Насос, который установили в аварийном порядке 1 сентября 2012 года, снабжен фильтром, через который проходит 100 кубов воды в час. Таким образом удалось избежать подтопления города, причём собственными силами, поскольку денег из бюджета на закрытие шахты и установку ещё двух насосов в Министерстве  угольной промышленности пока не выделили. Сейчас проект ликвидации предприятия готов, он проходит последний этап экспертизы. Василий Иванович показывает анализ воды, который делала научно-техническая фирма «Стандарт» на протяжении года.
Согласно её заключению, количество примесей в воде находится на уровне допустимого. В подтверждение этого меня ведут к месту, откуда вытекает вода из шахтных глубин. Запах здесь стоит характерный. «Сероводород, так и должно быть», - поясняет главный инженер. Вода из большой трубы действительно бежит чистая, прозрачная. Только у кромки берега видны подозрительные ржавые наслоения.
Главный инженер поясняет этот факт тем, что пять лет назад вода была насыщена железом в связи с работой шахты, вот и остался его след в виде наноса. «Ведь если бы это была наша вина - речка пожелтела бы ещё в сентябре, когда мы начали откачивать воду», - резонно замечает Василий Иванович. Он посоветовал обратиться к «соседям», на центральную обогатительную фабрику «Селидовская», - там тоже есть выход к «большой воде». Чтобы корреспондент не заблудилась, в попутчики мне дают главного геолога. Валерий Ярош поясняет, что выход к речке через балку Лисичья имеют только три предприятия: ЦОФ «Селидовская», шахта «Россия» и шахта им. Коротченко. За своё предприятие он ручается: вода не имеет такой повышенной кислотности, как во время добычи угля, а вот на ЦОФе могут быть добавки для отсадки породы от угля с химическими элементами, и сброс, вероятно, на их совести.

ЦОФ «Селидовская» и шахта «Россия»: вода без запаха
Директор ООО ЦОФ «Селидовская» Сергей Фенюк, наоборот, уверяет, что его предприятие имеет закрытый цикл водоснабжения - вода уходит в пруд-накопитель, а оттуда - обратно на обогащение. «Часть воды теряется при отмывке угля от породы, часть испаряется, поэтому мы даже дополнительно берём воду из коллектора шахты «Россия». Нам нет смысла сбрасывать воду, нам её и так не хватает», - поясняет Сергей Михайлович. И подкрепляет свои слова долгой экскурсией по снегу и грязи: около получаса мы петляем через камыш и буераки. Вода из стока бежит слегка беловатая, без запаха.
Следующий пункт прогулки по бездорожью - слив шахтных вод шахты «Россия». Приходится даже вызывать на подмогу бульдозер, чтобы расчистить дорогу. Надо отметить, что этот источник - самый чистый. Ни цвета, ни запаха.
Заместитель начальника основного производства Валентин Дзюба, который присоединился к нам в конце нашей «прогулки»,  вообще связывает появление в реке рыбы с отсутствием выбросов… шахты им. Коротченко. «Шахта не откачивала воду три года - рыба жила, только начали откачку - рыба подохла. Какой вывод можно сделать?» - задает риторический вопрос Валентин Иванович.

Сбросили по-тихому
Начальник отдела по вопросам ЧС и гражданской защиты населения Виталий Поречный считает, что сброс был единоразовым, и доказать сейчас что-либо будет сложно. «Скорее всего, сбросили воду ночью, по-тихому, преступно. Однако уже в ближайшее время будет собрана комиссия по техногенно-экологической безопасности в чрезвычайных ситуациях, куда мы пригласим ведущих экологов, представителей СЭС для взятия проб воды, чтобы определить, кто виноват, и наложить определенные санкции», - уверяет Виталий Константинович. По его словам, вода могла изменить цвет и под влиянием смыва породы с терриконов с аналогичным цветом. это могло сделать любое из трёх предприятий, поэтому без доказательств остаётся  гадать на кофейной гуще, кто оставил ржавый след на водной артерии города.
Пока власть разбирается, а предприятия кивают друг на друга, жителям остаётся созерцать печальную картину и с ужасом ожидать весеннего потепления.

Комментариев нет:

Отправить комментарий